Печать

Старые тетради и ещё кое-что

Недавно, разбирая старые документы, наткнулась на три толстенные, растрепанные старые тетради, будто распухшие от записей. Одна в черном коленкоровом переплете, две в коричневом.

Не могу сказать, что я не видела их раньше. Эти тетради принадлежали моей бабке, и она с ними немало повозилась даже в последние годы своей жизни, когда уже не вставала с постели - читала, писала, переписывала, что-то вырезала, что-то клеила. Я как-то мельком пару раз заглянула, конечно, с бабкиного разрешения - переписанные романсы и поздравления в стихах, вырезки из журналов с изображением артистов, чудо-рецепты народных докторов - ладно, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало.

Хотя на "дитя" моя бабка уж точно никаким боком не походила. 

Редкая матерщинница, редкая скандалистка, любительница соленых частушек и старых комедий (особенно ей нравился Юрий Яковлев), костистая и высокая, с широченным носом-"картошкой" и большими ярко-голубыми глазами - она ни разу официально не была замужем, но мужчины в нашем доме никогда не переводились. Правда, вспоминала она только одного. В сорок втором году "прибился" к ней невесть каким чудом оказавшийся в наших краях раненый польский офицер. Много странного было в его появлении - один, почти не знающий русского языка, во время войны, в нашей глуши - но факт остается фактом. Прожили они недолго, не больше полугода, а потом он исчез - по слухам, сбежав от скандального и ревнивого бабкиного характера. В сорок третьем году у бабки родился сын, мой дядя - и она на веки вечные к старым уличным прозвищам Танька Щепа и Из жаб жаба получила еще одно - "бардашна баба".

Много-много лет спустя, когда ей было уже под семьдесят и мы обзавелись телевизором, она увидела своего офицера. Он мелькнул в каком-то репортаже, посвященном советской Польше.

Бабка долго сидела со страшным лицом, сведя в нитку и без того тонкие побелевшие губы. Потом я увидела, как из её глаз потекли слезы. Не знаю, что в жизни могло довести её до слез - обычно вместо них использовались весьма крепкие специфические выражения. Она вытерла щёки и тихо, раздельно произнесла: "Пане-коханку...Зачем пан бендзе умирать - нех пан жие..."

Мы ругались с ней, как оголтелые, но я её очень любила. Может, потому, что, несмотря на нашу ругань, мы всегда понимали друг друга, как никто - кроме последнего месяца её девяноста восьми лет, когда она далеко и неслышно ушла по дороге безумия.

Я хочу рассказать о ней, и лучше, чем ее старые тетради, этого не сделает ничто и никто.

Зачем?
Понимаете, все люди смертны, и я не исключение. Я уйду, а память о бабке останется - вот здесь, на этих страницах. Забросить в вечность маленький камушек - это не такая уж дерзкая мысль.

А записи в тетрадях очень разные. Грустные. Смешные. Наивные. Разные.

Я не буду придерживаться никакой системы. Просто наугад открою страницу и напечатаю здесь то, что первым попадётся на глаза. И в следующий раз поступлю так же.

Это не написанные мной произведения. Если у некоторых из них неожиданно найдется автор, я буду рада и скажу спасибо человеку, который вызвал бабкину грусть или бабкину улыбку.

Ну, с Богом:)

Открыла. Ого! Ну, это ж надо так попасть. Давно я так не смеялась...хотя, думаю, подобные вещи воспринимались хозяйками таких тетрадей весьма серьезно.

Любовь

Любовь - это нежная песня,
Любовь - это музыки тон,
Любовь - это радость и ласка,
Любовь - это в сердце огонь.
Она как змеиное жало,
Как щупальце дьявольских рук,
Подойдёт и дьявольским глазом 
Впивается в сердце и грудь.
А впившися ядом смертельным,
Мучит, терзает и жжёт.
Любовь - это отдых душевный, 
Любовью же каждый живет.
Она никогда не проходит,
И всяк подчиняется ей,
Любовь подойдет незаметно,
И кровь закипит перед ней.
И скоро горячим потоком
Все тело тобой закипит,
И как электрическим током,
Пронижет и жизнь изведёт!!!

Надеюсь, я доставила тому, кто будет это читать, несколько веселых минут. Несмотря на свою скандальность, бабка любила людей - ей нравилось, когда они смеялись. Пусть так и будет.

***
Бабка моя была, как уже сказано, человек с весьма развитым чувством юмора. Весьма своеобразного, но юмора. Ей ничего не стоило, например, долго и на полном серьёзе убеждать тихого дядю Витю, мужа приятельницы Валюшки, что он купил вместо кислого теста - пельменное, приводить разные интересные доказательства, отщипывать кусочки, пробовать их на зуб и божиться - и довести Витю до того, что он отправлялся обратно в кулинарию. Правда, она его всегда возвращала, долго хохотала, наливала стаканчик смородиновой, до которой Витя был великий охотник, и обещала не рассказывать Валюшке, как он вчера заходил в малуху к распутной Маньке Бобиной.

Правда, иногда розыгрыши делались, скажем так, без бабкиного активного участия. На эти дела - попадать в разные интересные ситуации - ей всегда необыкновенно везло. Наверно, это у нас фамильное.

Про одну такую историю хочу рассказать сейчас.

Несколько лет назад, когда бабка уже не вставала с постели, в одно прекрасное утро она проснулась сильно не в духе. Естественно, это бросилось мне в глаза, когда я принесла ей утреннее яйцо всмятку.

- Что квасимся?
- Всю ноченьку царапалась!
- Чего?
- Царапалась, говорю. Так и колет, так и щиплет. И щекочет. Арельгия, не иначе.

Арельгия...аллергия, похоже. Бабка умные слова просто обожала, вставляя к месту и не к месту. Смотрю кожу. Нормальная. Никаких высыпаний.

- Нет у тебя аллергии никакой.
- Молчи, тычка. Так и кусает, как комар. Ничего не соображашь, только кружашь, коновал деревенской.

...кусает, как комар...

Автоматически смотрю на окно. Марля, которой оно было затянуто - тогда у нас ещё не было противомоскитной сетки - продрана. Наверняка наш чёртов кот Пинча резвился. Смотрю на потолок...всё точно. Сидят, проклятые. И почти все уже нажрались.

Должна сказать, что бабка к тому времени почти оглохла, хоть и сохранила ясность ума. Комаров, их ночного писка попросту не слышала, в темноте их, естественно, не видела. Арельгия, блин...ну обождите, паразиты...

Объяснив бабке, в чем дело, я отправилась казнить комаров. В их казни бабка принимала живейшее участие, подпрыгивая на диване, размахивая руками и вопя, как дикий команч.

- Арельгия, разлеталися тута! бей арельгию - вон слева, выше! Безрука тычка!

С того времени, стоило бабке завидеть ненавистное насекомое, она ставила на уши дом криками:

- Арельгия летат! Полотенцем её, полотенцем!

Примерно через два месяца после происшествия к нам домой пришла новая участковая медсестра - молоденькая. Ей поручили провести патронаж престарелого пациента на дому. Оставив девушку наедине с бабкой, я отправилась готовить чай. Минуты через две возвращаюсь, а девочки уже нет. Сбежала.

- Колись, ты ей что сказала?
- Да она как-то худуменька. Попросила полотенце взять со стула и арельгию прибить на стенке. И как она опять залезла, ума не приложу, вроде все закрывам...А девка-то зыркнула на меня, да и сбежала.

Понятно...

Вот поставьте себя на место молоденькой зелёной девчонки. Наедине с большой почти столетней старухой. Как вы себя чувствуете? Хорошо. Что болит? Ничё не болит. Только прибейте на стенке арельгию. Полотенцем. Арельгию, говорю, раскрой ухи-те! Ничё не понимат, едрена затычка. Явно девушка решила, что у бабки не все дома, и сбежала от греха.

Больше к нам на патронаж никто не приходил.

Вот пишу и вижу, как много эта история теряет на бумаге. Надо видеть бабкино лицо, слышать, как она орёт и с каким особенным, кровожадным выражением смачно произносит это слово: Арельгия...

Всё, хватит. Пора открыть тетрадь. Вот эту, в черной обложке.

Опять мне везёт, как утопленнику. "Переделка всем известной песни «Ромашки спрятались".

Ромашки спрятались, завяли лютики, когда мой пьяница пришёл домой.
Зачем вы, женщины, за пьяниц держитесь, не лучше ль век с детьми прожить одной?
Кричит - раздень меня, ты ведьма старая, пришёл с работы я и жрать хочу.
Сняла невольно я пиджак загаженный, ботинки грязные, сама молчу.
Не унимается проклятый пьяница, стоит ругается, стал приставать.
Шепчу ему, свинье, как можно ласковей - а ну-ка, миленький, ложися спать.
Не унимается проклятый пьяница. Терпенье лопнуло и у меня.
Взяла решительно ведро с помоями, ему на голову надела я!!!

Думаю, что и правда надела бы :)

Вера Кузьмина