Печать

ТЕЛЕЖКА С ПРАВОСУДИЕМ

Давно уже велись у нас на Ферме разговоры на темы самого справедливого и гуманного нашего суда. В смысле – насчёт праведности, изящества и креативности судебных решений, выносимых нашими доморощенными служителями Фемиды. Да всё как-то не могли подобрать на нашей территории достойного места для этой животрепещущей темы.

Ну, разве что ветврач наш высказался – но не так чтобы конкретно о судебных креативах, а просто по ситуации, приведшей в зал судебных заседаний архангельский пожарный гарнизон. Для освежения памяти – сюда, в «Фарс-гиньоль».

А нынче место для беседы само собою определилось – туточка вот, в «Куче органики». Потому как дело-то – чистое говно. Высокопробное. Патентованное. Ибо, что называется, дожились…

В продолжение ситуации, рассказанной в «Фарсе-гиньоле»: 11-12 июля коллегия Архангельского областного суда рассматривала апелляции участников фарсового «процесса о пожарных взяточниках». Апелляху подала и защита полковника Виктора Личкова (тема – пошто осудили невиновного человека?), и облпрокуратура (там обида несусветная – по какому праву судья Журавлёва назначила условный срок? Желаем, чтоб на нары этого вредного нераскаявшегося пожарюгу!). А третий участник фарса, изгнанный со службы за бесчестье бывший майор Юрик Зайков никаких апелляций не подавал – его же от уголовного преследования освободили по причине «деятельного раскаянья». Второй раз. Ему грех на судьбу обижаться. Однако на апелляхе присутствовал – типа, вдруг вопросы к нему у судебной коллегии появятся.

Чтобы было понятно, об чём сыр-бор, кратко обрисуем общую ситуацию. Юрик Зайков – младший особь из околопожарного семейства Зайковых. Папа Зайков (полковник-пенсионер когда-то в юности тушилой работал, а потом всё больше тушением руководил) сначала старшенького сыночку, Диму, «в пожарку» пристроил (на руководящих должностях в основном сынок подвизался), а младшенького аж в Москву на пожарного учиться отправил.

Малыш тоже в основном около пожаров ошивался – то дознавателем, то в госпожнадзоре. В тушилах-то не разбогатеешь, а в надзорных рядах можно гешефтиков замутить, ежели с умом, с роднёй и друзьями обстоятельно к делу подойти. Юрик и подошёл – навострился обсчитывать расчёты пожарных рисков, надыбывая себе клиентуру непосредственно в ходе служебного процесса. Пойдёт, к примеру, с проверкой на какой-нибудь потенциально жирненький объект – да и подкинет проверяемым идейку: мол, если такое-то нарушение вам физически устранять, то на такое бабло попадёте… а можно посчитать риски – это гораздо дешевле. Результат гарантирован.

Коммерческий руководитель завсегда готов поменьше потратиться – так что недостатка в клиентах ушлый госинспектор Юрик особо не испытывал, прибавляя регулярно к не самой нищенской зарплате ещё и левую деньгу. А чтобы налогов поменьше платить (расчёты-то предприятия по договорам оплачивали), договорился со старыми приятелями, индивидуальными предпринимателями, договоры через них проводить. И всем хорошо: предприятие экономит, приятель «за хлопоты» по уплате упрощённых налогов денежку из воздуха стрижёт, Юрик в кармашки  чистый наварчик складывает. Машинёшку статусную, иноземную себе наварил скоренько, особнячок загородный состроил – без отрыва от зарплаты сотрудника МЧС.

И в один недобрый день чрезмерно Юрик пожадничал, попытавшись отхватить кусок не по хавалке – нацелился на объекты медуниверситета, желая хапнуть без малого 2 миллиона на расчётах. Зам (по безопасности) ректора медвуза оказался тоже вострым товарищем, да не простым товарищем, а гэбешным пенсионером. Ломанулся к коллегам (которые бывшими не бывают, как известно) - проконсультироваться. А внуки Феликса нынче не промах – они за просто так консультировать не станут, тоже палку стоячую для отчёта поиметь не против. Борьба с коррупцией нынче в моде у феликсовцев, хоть сами они (особливо столичные хлопчики) коррупционным баблом не брезгуют, как сообщает нам периодически отечественная пресса.

Тут и взяли за жопу братиков Диму и Юру суровые чекисты. Дима сразу же согласился "на сотрудничество" – и в тот же день пошёл домой, ждать, когда подписывать показания позовут. А Юра сглупил – не смог сходу сообразить, почему его милое желание противозаконно подхапать левых деньжат, попутно недоплатив государству львиной доли налогов, называют вымогательством взятки. Ну какой же уважающий себя современный провинциальный чекист станет возиться с какими-то налоговыми махинациями? Чекисту нужна коррупция (и желательно – крупная и высокопоставленная, генеральского ранга). В общем, два лимона взятки гораздо привлекательней той же суммы, но по экономической статье. Юра честно не вдуплял, при чём тут какие-то взятки. Короче, домой Юра не пошёл – его в СИЗО законопатили.

Двух месяцев хватило младшенькому, чтобы сообразить, как за свои грешки на зону не угодить – надо пальчиком в нужную персону потыкать: мол, гад, мерзавец, соблазнил, заставил, запугал, вымогал. Первой персоной, на которую указал Юриков пальчик, стал его друг и начальник подполковник Макс Бачурин. Далее схемка рисовалась такая: Бачурин, помыкавшись в СИЗО, тыкнет пальчиком в своего начальника, полковника Виктора Личкова. Далее – Личков тыкнет в своего начальника, а уж тот – в генерала Ваккосова, главу архангельского ГУ МЧС.Красивая такая цепочка: с майорского "тыка" от подполковника через двоих полковников - и до генерала. Поди кое-кто уже тайком погоны побогаче примерял, а то и дырочку в кителе шильцем колупал, сладострастно предвкушая служебные ништяки...

Но на Максе Бачурине схема забуксовала – не стал никого оговаривать, хоть куратор от местной Лубянки запугивал по-взрослому (чтобы не быть голословными, приводим фрагмент фотокопии протокола судебного разбирательства).

FSB

Судья Соломбальского районного суда Николай Баков откреативил на это заявление таким вот перлом (цитируем по тексту приговора):

«К утверждениям подсудимого об оказании на него давления в ходе предварительного расследования уголовного дела сотрудниками РУФСБ России по Архангельской области с целью дачи им ложных показаний суд относится критически, поскольку из его пояснений следует, что физического воздействия на него не оказывалось и угроз не поступало. Правовые положения о сотрудничестве с органами следствия, регламентированы, в том числе уголовно-процессуальным законом, и их разъяснение не может расцениваться как давление на подсудимого. <…>
Доводы подсудимого о нарушении порядка его содержания и посещений в следственном изоляторе с целью склонения к даче ложных показаний стороной защиты ничем не подтверждены».

Логика - железная. Рёбра не ломали? Яйца в дверь не пихали? Жену «на хор» не ставили на глазах у мужа? Подтвердить факт незаконного «визита» ничем не можете? Ну, тогда сидите и не звездите.

Ну и – сидит Максим. Формально – за взятки, которые ему никто не давал и коих он ни от кого не требовал. А по факту – за то, что не стал играть в весёлую забаву «ткни пальчиком в начальника». Да, собственно, так ли важен какой-то там Максим, когда есть безотказный Юрик с твёрдо навострённым пальчиком.

И вот ведь какая херня выщемилась: в удовлетворении апелляции Бачурину отказали 6 августа 2018 года, а на следующий день возбудили уголовное дело (ага, по взяткам) в отношении Виктора Личкова. Вы таки будете смеяться, но возбудился тот же самый следователь Хохлов на основании «явки с повинной» Юрика Зайкова. Вот такая получилась архангельская Хиросима с Нагасаки в одном флаконе. Раз с Бачуриным прокатило, то прокатит и с Личковым. И, вполне возможно, не только с ним.

С Личковым «прокатило» не совсем так, как хотелось кураторам и прочим иным правоохранителям – судья Журавлёва назначила условный срок. И кого такой приговор устраивал? Да никого! С какого перепугу улыбалось Личкову нести ответственность за то, чего он не совершал? А прокуратуре, наверно, их трёхбуквенные кураторы печень выклёвывали за недостаточную настойчивость в судебных делах. А может просто за мундир обидно стало – не уважает суд прокуратуру, получается. Взял вот – и не согласился с позицией, в которую пыталось гособвинение поставить и оклеветанного Личкова, и судью Журавлёву.

Журавлёвой теперь вряд ли какие кураторы печень и маковку поклюют – ушла судья на заслуженный отдых. А вот загадки – остались. В частности, по тексту приговора от 25 апреля текущего года. В начале постановлено считать виновным Личкова В.К., а в конце - назначить наказание Бачурину М.В.. И ещё вот это – «Совокупность смягчающих наказание обстоятельств дает суду основания не лишать Личкова В.К. специального звания в порядке, установленном ст. 48 УК РФ». А ведь прокуратура даже не заикалась в этот раз о лишении званий и наград.

Сии перлы дают основания полагать, что приговор Виктору Личкову кусками содран с прошлогоднего судебного креатива Николая Бакова. Думаете, хоть кого-то (типа доблестную прокуратуру или коллегию облсуда) заинтересовал сей пердюмонокль? Ай бросьте! Прокураторы просили заменить в приговоре одну фамилию на другую, не обинуясь самим фактом "списывания" у другого судьи. Только и всего.

А мы, коль уж сунулись в компостную яму, то решили полопатить от души. И ознакомились со всеми судебными решениями, вынесенными Ириной Журавлёвой. Таких текстов в интернете отыскалось порядка четырёхсот. И вот ведь какая штука проявилась в ходе этого чтива: судья Журавлёва, судя по текстам, никогда не списывала даже сама у себя, не говоря уж о трудах молодых-начинающих фемидослужителей типа Николая Бакова. А тут вдруг – кусками прямо. Абзацами. Полными фразами. Ну, и с отсылом к фамилии Бачурина. Случайность ли? И точно ли сама судья Журавлёва писала текст приговора, который трагическим шёпотом зачитывала 25 апреля? Что-то сомнения берут нешуточные, ей-богу.

Нам вот не всё равно, а суровым должностным правосудным лицам, походу похрен, кому судьбу ломать. Буквально это и высказала в прениях прокурорская дамочка Нибаракова: дескать, суд первой инстанции назначил условное незаконно; подумаешь, у Личкова хорошие характеристики, квартира в ипотеке, машина в кредите, жена в декрете и четверо детей! У детей ведь не только отцы, но и матери бывают - вот пусть матери и воспитывают, пока отцы «отбывают». Гуманный апелляционный суд согласился с прокурорским криком души: главное, в чём виновен полковник Личков - он не признал вины и не раскаялся. А потому - на зону!

Но круче всех в прениях выступил дважды увернувшийся от зоны Юрасик Зайков. Он твёрдо (и даже гордо) заявил, что является преступником, о своих преступлениях честно и подробно на всех судах-мудах докладывал. А что сроки в приговоре не клеются (сначала Юра предприятию АЛВИЗ втюхал совершенно не нужные расчёты рисков, получил за них бабло, а уж потом Личков пошёл проводить проверку - и не обнаружил на объекте нарушений, для устранения которых якобы нужны были расчёты), то это Юра так объяснил суду, городу и миру: преступление было продумано и подготовлено заранее, так что Юра просто не имел возможности его не совершить.

Да, именно так: продумал, подготовил всё заранее – чего ж трудам пропадать втуне, надо дело завершить и преступленье совершить. Не было у праведного помощника следователя (и ФСБ-шных оперативников)  другого выхода. Так он перед лицом апелляционной тройки уверенно и заявил. Не было вариантов не совершить! Не было!!! Понимаете?

Нет, мы – не понимаем. А прокурорица Настасья Нибаракова и три дамы в чёрных мантиях, наверно, всё понимают правильно. Видимо, так и должно быть: стоит человек перед целой коллегией судей и гордо им вещает: преступник азъ есмь! А суд, такой, под прокурорское благословение, видимо думает своё внутреннее убеждение: так ведь не было же у преступника Зайкова другого выхода, как преступить, сам же честно говорит. И следователю Хохлову во всём помогал. И жена преступника Зайкова – тоже помогала изо всех сил (и мужу – преступные доходы приходовать в таблицу на секретной флешке, и следователю Хохлову – чистосердечными правильными показаниями). Вот какой сознательно раскаянный преступник нынче пошёл.

Домой пошёл. А не раскаявшегося в чужих грехах и не запачкавшего душу паскудным чистосердечным самооговором полковника Личкова душевно принял конвой - по справедливому апелляционному решению.

Такими темпами жопа мира – наше милое междусобойное архангельское болотце – вскоре выйдет на первое место по России на ниве борьбы с коррупцией. У нас выработали не дающую сбоев колею: берём очередного преступного зайку за пушистые яйки, предлагаем досудебное соглашение и подходящего козла отпущения, играем в «ткни пальчиком» (доказательств же не нужно, достаточно слов) – и готово дело. Зайку суд отпускает «за помощь следствию» новые преступления совершать; ребята с холодными головами и горячими сердцами стерильно чистыми руками отлавливают очередного подходящего «виновника»; прокуратура поддерживает любое абсурдное обвинение; судьи копипейстят друг у друга приговоры, не обинуясь даже заменой фамилий; апелляционные тройки, гордо рея чорными крылами мантий, катают по помпезному зданию облсуда универсамовские тележки, набитые пронумерованными томами уголовных дел – и все при занятии. И с результатами все.

Ноу-хау мирового уровня - Архангельский антикоррупционный конвейер. Тележка с правосудием. Охереть можно. Но нужно ли?

Товарищ Лопатин, старший лаборант

P.S.

Однажды Му Да и Мэн Да пришли к Учителю и Му Да сказал:

- Учитель, вчера мы с Мэн Да ловили рыбу на берегу реки Сян и вдруг услышали какие-то странные звуки. Мы обернулись и увидели животное - у него была огромная голова с небольшими ветвистыми рогами, длинное тело и короткие ноги. Оно тонко поскуливало и смотрело на нас большими глазами, а из глаз текли слезы. Мэн Да крикнул, и животное скрылось в зарослях тростника. Я считаю, что это был цилинь, а Мэн Да говорит, что это был сыбусян. Рассудите нас, о Учитель!

Учитель спросил:

- А велико ли было животное?

- Оно было размером с лошадь, но высотой с собаку! - ответил Мэн Да.

- Уху! - воскликнул Учитель с тревогой. - Это был зверь пицзеци. Его появление в мире всегда предвещает наступление суровой эпохи Куй. А столь большие пицзеци приходят лишь накануне самых ужасных потрясений!

 «Лунь юй», глава XXII «Шао мао»
(Эпиграф к книге голландского автора Хольма ван Зайчика "Дело о полку Игореве")