Печать

ДЖИНСОВЫЙ БИЗНЕС ГОЛОГО ДЯТЛА

Вот, наконец, и сыскался достойный первооткрыватель отсека «Жидкой органики» на территории нашей Фермы. Погоняло первооткрывателя – Илюха Азовский. То самое существо, способное извратить и изгадить всё самое святое под соусом восстановления справедливости, борьбы за правду, торжество правосудия и прочих красивых слов. Причём, в «журналистских обличениях» по большей части – ничего личного. Просто – деньги или бережение своей рябой шкурки.

Азовский, праведно брызжущий дерьмом со страниц своей желтушной «Правды Северо-Запада» (дублирование – на сайте «Эхо Севера»), как правило, лично к людям, которых он мажет грязью, никаких негативных чувств не испытывает. Просто – «не может отказать уважаемым товарищам» или не может отказаться от оплаты за так любимую прессой «джинсу» (проплаченные материалы хвалебного или ругательского толка). Какие чувства, вы что?!

Искреннюю привязанность, любовь и душевную теплоту Азовский испытывает лишь к одному человеку в мире – к самому себе.

guru

И уж за себя, любимого, он на всё готов – на любую грязь, на любое предательство и очернительство. В общем, Илюха Азовский – это неисчерпаемый источник жидкой органики. А почему нас это заинтересовало – поясним.

Мнение наших фермеров относительно судилища над офицерами пожарной охраны Максимом Бачуриным и Виктором Личковым – оно, знаете ли, такое… личное. И лично в судебных заседаниях присутствовали, и лично с людьми, тушившими пожары под руководством Бачурина и Личкова, беседовали, и «слугу двух господ», якобы искавшего «покровительства по службе» (он же – единственный источник информации для следователя Хохлова), преступника Зайкова лично наблюдали на судах. В общем, личные у нас впечатления, личные наблюдения, мнения и информация.

Ни Азовский, ни кто-то другой из его редакции, лично мордой в присутственных местах не светил – а подробностями сыплет. Вот, например, утверждает: «на суде Личков заявлял о том, что его подставили». Да ну?! Кто это Азовского просветил, коли сам Азовский, как уже говорилось, на суде не присутствовал? Одна баба сказала? Или – один мужик?

Чтобы кое-что уразуметь об источниках информации «самого честного журналиста», стоит упомянуть о кое-каких (не известных широкому кругу азовских читателей) эпизодах Илюхиной биографии.

Широко известно, что года 4 назад, в период, когда «честный и неподкупный» Азовский «разоблачал» губернатора Орлова (процентов 60 газетной площади отводилось под высеры, так или иначе касающиеся личности или деятельности самого губернатора или его семьи), Илюхе на улице некие гопники настучали по лысине. Ну, или там поджопников насовали – некритично. Критично то, что Азовский сразу развонялся на своих жёлтых страничках по теме «покушение на независимого журналиста». Ни больше ни меньше – покушение.

А полиция, зараза, на Илюхины вопли – ноль внимания. Заявления нету – и покушения тоже нету. Как так?! Это пусть кто угодно заявления пишет – а если Азовский высрался на своём сайте, что его отлупили (не спрашивая редакционного удостоверения, как простого гражданина отлупили), то вся полиция вкупе с прокуратурой и прочими там правоохранителями должна автоматом возбуждаться и непременно Илюшу оберегать, спасать и всячески защищать персональные интересы гражданина А..

Тем паче, что у гражданина «такой свидетель» имеется – просто всем свидетелям свидетель. Самый крутой главред как раз встречался с «одним уважаемым товарищем» (и пальчиками так многозначительно по плечу, на зоновский манер, постучать – «погоны», мол). Только из машины уважаемого товарища вылез – а тут прямо и гопники выскочили, и ну Илюшеньку пинать и на лысину покушаться.

Показания «такого свидетеля» любую полицию на уши бы поставили!

А вот – не поставили. Смешная была бы ситуация, ежели б товарищ в погонах, сотрудник серьёзной конторы, заявил бы в полиции нечто вроде: «Встречаюсь я со своей «подмёткой» недалече от его редакции, поговорили предметно, сведения я получил, задание ему определил. Вышел он из машины, попёрся в редакцию – а тут проходящие пацаны вдруг стали мою подмётку поджопниками гонять. Я, разумеется, из авто не вышел, сидел, смотрел – не мог же я первым попавшимся гопникам служебное удостоверение демонстрировать».

Ну вот и не стал «такой свидетель» никаким свидетелем. Кто там Илюхе по организму напинал – так и осталось неизвестным. Ввиду абсолютной неважности Илюхиного организма для серьёзных товарищей. Барабанщиков на их век хватит. И на Илюхин век хватит, кому предложиться. Особенно если на горячем прихватят – тут наш «несгибаемый» кому угодно себя отдаст с пылом.

Вот фрагмент из интервью, данного Азовским редактору ИА «Руснорд» Леониду Чертоку в апреле 2016 года, после отсидки в СИЗО по паскудному «наркотическому» делу.

- Сразу же забросали вопросами по публикациям о Сафьянове (бывший глава регионального ФСКН), вообще по материалам про правоохранительные органы <…>. Хотя задерживали меня якобы за хранение наркосодержащих препаратов. Весом 1,75 грамма... от одного грамма считается в «крупном размере», соответственно, и срок грозит немалый. Потом повезли в свою головную контору, где на меня все ходили смотреть, как на диковинную птицу.

Ночевать отвезли в свой «фирменный» изолятор, вот уж где настоящие подвалы гестапо. Только утром в суде я понял, что все серьезно и меня закрывают, до этого была лишь прелюдия к основному экшну.

Ну, задержали-то не «якобы за хранение» - две коробочки с амфетамином лежали в столе редактора Азовского. И сам редактор указал место хранения, когда его под конвоем наркополицейских привели в редакцию. Брешет «самый правдивый журналист» даже в мелочах.

А какими вопросами забрасывали и какие ответы выслушивали, можно понять из этого, также широкому народному кругу не известного, но совершенно не секретного эпизода, закреплённого в судебном деле Ильи Азовского. Расшифровочка оперативной записи ФСКН, 8 июня 2015 года взявшей Илюшеньку в сауне «Азия» с наркотой на кармане.  Вот фрагментик, например:

Азовский: Да, сделал глупость. Дайте мне её исправить.
Сотрудник ФСКН: Каким образом вы представляете её исправить?
Азовский: Не знаю, не губите, только такое слово могу сказать. Не губите!
Сотрудник ФСКН: А как вас можно погубить-то? Ведь у нас не расстрельная команда. <…> Ваши предложения-то какие? Мы организация конкретная. То есть то, что вы можете выйти на трибуну и, как вы говорите, пропедалировать что-то там, нам это ни к чему. <…> Нет, я про другое, не то что шантажом, а то, что там вы какие-то можете реверансы или ещё что-то, нам-то это совершенно…
Азовский (вкрадчиво перебивая): Это гораздо тоньше, это гораздо лучше, это гораздо полезнее.
Сотрудник ФСКН: Ваши конкретные предложения? Должна быть конкретика. Я должен докладывать конкретику, вы понимаете? Я же не могу рассказывать про то, что вы такой несчастный, больной, хромой…
Азовский: Я не знаю, как это сформулировать…

Тонкий человек, интеллигентный, стыдливый – сложно эдак-то, простым суконным оперативным языком, в стукачи-сексоты себя предложить. Но потом стыдливость поистончилась – и пошла конкретика <подробности мы тут пропустим>…

Сотрудник ФСКН: Интересно.
Азовский: Да нет, таких-то на самом деле вещей много за двадцать лет, но просто не знаю, чем могу быть полезен. С тех пор, как я написал, я фотографии предоставлял <и тут подробности «многих вещей» пропустим>
Сотрудник ФСКН: Кому предоставляете фотографии?
Азовский: Ну, у меня из вашей организации был всего один человек, которому… ну, его мобильный телефон у меня в записной книжке.

Ну, и мы не станем светить имена, должности, обстоятельства сотрудничества «деловых контактов» честнейшего и независимейшего Азовского. Просто для контрасту предложим фрагмент из уже упомянутого интервью.

Азовский: - Знаешь, я там точно понял, что не герой. На людях хорохорюсь, стараюсь жить по понятиям, а наедине с самим собой... короче, много думал.
Черток: – И как тебя все это время «развлекали»?
Азовский: – Как обычно в тех местах. Однажды вызвали в кабинет к следователю, сообщили, чтобы я готовился к поездке в колонию лет на пять минимум, а потом написали на листке десятка полтора фамилий людей, с которыми я сотрудничал как журналист. Меня не обещали сразу же выпустить, но намек понятный. А однажды милая девушка в форме стала расспрашивать про мои отношения с Еленой Кудряшовой (ректор САФУ), как раз ее дело пошло на новый виток. И когда я попытался отшутиться, мне было строго сказано: «Илья Викторович, а как же ваш долг гражданина?» Тут я просто выпал в осадок. Повторяю: я не герой <...>.

Это точно – не герой. Ополоумевший от страха дятел банальный, обыкновенный.

Задал Черток и такой вопрос:

- Кстати, ты обещал опубликовать список псевдодрузей газеты.
– Он обязательно будет, этот список. Те, кто после моего ареста перестал отвечать на звонки редакции, стал разрывать контракты и устные договоренности. Некоторые пытались оправдаться: мол, на нас оказывают прессинг, нас пасут из-за связи с вами. Бред, как будто «Правда Северо-Запада» – это «Голос Америки», а на дворе олимпийский 80-й. Зато у меня есть свой список людей, которым я благодарен. Той же Елене Вторыгиной, депутату Госдумы, которая меня поддерживала, то есть принимала деятельное участие в моей судьбе. Кто-то про меня постоянно спрашивал, как еще один депутат, Ольга Епифанова, кто-то по ходатайству защиты дал показания в суде, как известный в области коммунист Александр Новиков. И про все публикации в СМИ я тоже знаю и помню.

Список «псевдодрузей» так и не опубликован до сих пор. Зато с людьми из «благодарственного списка» Азовский за помощь рассчитался по-царски. Ольгу Епифанову (ныне вице-спикер Госдумы) иначе чем «королева порошка и антиперспирантов» Азовский нынче не именует. А она ведь не только «постоянно спрашивала» о подследственном-подсудимом по позорной наркостатье Илюшеньке – Епифанова и более весомо помогала. Илюшенька, конечно, ей очень благодарен, но… бизнес есть бизнес, ничего личного. Так что впредь будет знать простая русская баба Епифанова, как поддерживать наркозависимых «независимых правдолюбцев».

Показания в суде (в смысле положительных характеристик личности подсудимого) давал не только коммунист Новиков. Писали ходатайства и выступали лично и публично и другие депутаты – Юрий Шаров, Сергей Пивков. Их обоих Илюшенька тоже от души полил отборным жидким дерьмом. Ничего личного, мужики, Илюха вам по гроб жизни благодарен, но «джинса» оплачивается, а «уважаемым людям» по-прежнему отказывать невозможно. Не то перестанут Илюшу «уважать» - вилы ведь страдальцу настанут. Со страху помрёт – от одной лишь мысли о людях, которым он нагадил и которых позорил по заказам.

Вон как вздрючило бедолажного «независимого главреда» появление в офисном здании, где квартирует и его редакция, неких молодых людей спортивного облика. Никого не тронули, но Илюша побежал охрану для своего кабинетишки заказывать, на весь мир завывая, как в расходы вводят бедных честных журналистов. Хрен знает почему решил Азовский, что эта группа спортсменов явилась по его душу, но усрался конкретно. Видать, точно знает, чьё мясо сожрал.

Список тех, кто в сложное для Азовского время помогал и поддерживал, далеко не ограничен названными в интервью именами. Адвокатов своих, Оксану Грушецкую (кстати, дважды вытаскивавшую Азовского из уголовных проблем) и Леонида Кожевникова, в беседе с коллегой-главредом Азовский не упомянул. Да и верно, чего их упоминать? Надобность миновала – и с Грушецкой Илюха всякие отношения прекратил. Даже по телефону.

Комментарий адвоката Кожевникова, данный тележурналистам после оглашения приговора, Азовский видел в тот же день по телевизору (находясь в СИЗО, так, на минуточку, но просим это запомнить). На радостях (а ещё б не радоваться – корячилось-то 10 лет, а присудили 10 месяцев) Кожевников сказал, что решением суда очень доволен. Азовский прокомментировал (вся камера слышала): «Ну не идиот?! У него клиент сидит, а он радуется!»

Теперь о «клиент сидит». Где он, извините, «сидит»? В архангельском СИЗО, куда ему дважды в неделю диетическую жрачку таскают – Илюшенька же баланду кушать не должен, у Илюшеньки желудочек зашалить может. Ну, на время следствия и суда СИЗО – это понятно. Адвокаты, сто раз извинившись перед судьёй, подают на апелляцию – время потянуть, чтоб клиент по этапу не пошёл. Никак ему на этап невозможно, ибо на первой же пересылке жопу клиенту порвут на британский флаг. Ещё чуток время потянули - и отозвали апелляцию перед самым рассмотрением. НО: следственный изолятор на Попова переполнен – как раз «шаманинских» пачками закрывали, так что светили Азовскому этап и ночлег под шконкой, хоть на кратчайший срок (хвостик там уже от назначенного судом микроскопического срока оставался).

И попёрлись на приём по личным вопросам к руководителю регионального УФСИН полковнику Купееву двое ходоков от редакции (которую Азовский с пафосом повеличал «своей командой и семьёй»). Кланяться, на коленях ползать, ботинки полковничьи лизать – лишь бы позволили Азовскому «досидеть» остаток срока не на зоне, а в СИЗО.

Алан Борисович журналистов унижать не стал. Выслушал дуэтное блеянье «мы не за начальника пришли просить – за друга», вопрос решил положительно. За дружбу, за человечность осетин Алан Купеев всё понимает правильно. И – особо подчеркнём – бесплатно. Попросил лишь на прощанье писать честно, не врать читателям своим.

Эти двое «просителей» с Азовским больше не работают. Как в глаза людям смотреть? Людям, к которым за помощью обращались? Вот как порадовался за генеральское звание, недавно присвоенное Алану Купееву, наш справедливец Илюха: «Региональная общественность [это он так себя иносказательно именует, во множественном числе] находится в недоумения по поводу возможного присвоения высокого государственного чина генерал майора руководителю Управления ФСИН по Архангельской области Алану Купееву.

Последние события в региональном Управлении ФСИН, в том числе нашедшие отражение в публикациях «Эхо СЕВЕРА», свидетельствуют о большом количестве нерешенных внутри закрытого ведомства проблем».

Ну, и с перечислением собственных публикаций, естественно. В частности, с критикой вип-камер в некоторых архангельских исправительных учреждениях. А сам-то какую камеру предпочёл? Ту, в которой можно телевизор смотреть. И сокамерники – приятные люди: «менты-оборотни», на которых так любил разоблачительно высраться правдолюб Илюха, и даже последыши из «пеунковских», тоже герои публикаций. Люди, как выяснилось, христиански незлобивые – не то что рёбра не пересчитали, но даже подкармливали, когда «узник совести» с голодовками шебуршился.

И снова у «самого правдивого и независимого» Азовского две правды: одна – для себя, любимого, другая – для народа. А чё? Пипл любит хавать тот продукт, который замешан на неприятностях других пиплов. Вот Илюха и мечет старательно говно в вентилятор. Прям по-стахановски совочком орудует.

Выспался на генерал-майоре внутренней службы Купееве – и переключился на майора внутренней службы Чистякова. Это уже из МЧС, майор-то. Посмел, видите ли, этот майор Чистяков организовать сбор средств в помощь семье отправленного на зону полковника Личкова, назначенного во взяточники. И, как всегда, Илюха лихо мешает истину с говном, чисто по-геббельсовски.

Пост Дмитрия Чистякова в соцсетях под тегом #ВикторЛичков#ПожарноеБратство# - эту группу организовали пожарные в помощь семье, оставшейся с кучей кредитов и без кормильца. Но пнуть захотелось непосредственно Чистякова. Зачем? Ну, хрен его знает… Тут лишь гадать остаётся, ибо сам Азовский, хоть вилами его к забору приткни, правды не скажет. Так что погадаем, почему Азовский к Чистякову привязался.

Тоже история не вчерашняя, но и не такая давняя, чтоб напрочь забыться. Прибыли тут к нам как-то беженцы из Луганска. Считанные единицы попросили помощи в трудоустройстве, остальные с комфортом разместились в реабилитационном центре «Родник» и стали ныть, что они кашу на завтрак кушать не привыкли, они хотят картошки с сардельками или с котлетками. А если работать – то только в шахте, бо никакой другой работы не умеют.

Шахты в наших болотах гостям-беженцам губернатор Орлов почему-то не соорудил – очень его Азовский за такой беспредел помоями поливал: мол, позвал обездоленных людей жить на нашей земле – так почему смеешь не ублажать все их хотелки? А Чистяков (встречавший, размещавший, нянчивший луганцев 28 часов в сутки) почему-то мнения Азовского не разделил. И на своей страничке в соцсети разместил открытое письмо к гостям, ведущим себя, мягко говоря, неподобающе. Как мужик к мужикам обратился.

Настучали на Чистякова мгновенно – и вылетел порядочный человек со службы, что твоя торпеда. Глухо говорили, что-де лично министр распорядился, телефонным звонком. Азовский – человек добрый, в благотворительность иной раз поиграть аж сам не свой. Пиная губернатора, тем не менее пропиарился тем, что написал о готовности принять Чистякова на работу в свою редакцию. Вот какой благородный жест!

А Чистяков не побежал Азовскому пятки вылизывать. Западло потому что. Наверно, Илюхе было обидно – такой шикарный жест втуне пропал. Да и зависть поди шевельнулась – такая волна в защиту Чистякова поднялась, что киксанул в штаны даже министр (теперь уже бывший) МЧС Пучков. И получилась такое: 25 августа Чистякова уволили вчистую, 26 августа срочно восстановили, пригласив на 27 августа в Питер, где располагался региональный центр МЧС, с целью принести извинение за незаконное увольнение. Короче, там, где восторжествовала справедливость, Илюхой Азовским и не пахло. Вот как такое забыть и простить? Никак! И принялся добрый самаритянин Илюша помаленьку травить Чистякова.

То пранк организует на тему «Зимней вишни», то просто так, к слову, походя дерьмом окатит. И сейчас вот – «упомянул». Может, по собственной инициативе, из любви к травле (длительное время Илюша пытался выспаться на пресс-секретаре «Водоканала» Игоре Гуревиче, а также руководителе «Водоканала» Смелове – тот, как нам представляется, отказался с Илюшей договорчик заключать на хвалебную джинсу; параллельно травил людей, коим «лично благодарен» - Пивкова, Шарова, и до кучи к ним – депутата Широкого, экс-депутата Кожина… несть числа этим людям).

А может, по другой причине (помните вкрадчивое бормотание задержанного наркомана Азовского «это гораздо тоньше, это гораздо лучше, это гораздо полезнее»?). Иначе к чему вот этот пассаж из публикации про майора Чистякова – «Правильно, видимо, говорят про круговую поруку — рука руку моет. А не Шахобиддин ли Ваккосов (руководитель ГУ МЧС по Архангельской области) — начальник Чистякова благославил данный демарш? <...> Или Генералу Ваккосову его подчиненные уже не подчиняются — творят, что хотят?»

Ну, и в каком ведомстве прибавилось бы стоячих палок в отчётах по успешной антикоррупционной деятельности, ежели качественно примазать жидкой органикой генерала Купеева, генерала Ваккосова? К тому же именно коренной помор Илюха публично страдает в своих статейках от засилья «чужаков» на архангельской земле. А тут – прямо душе радость: осетин, узбек. Понаехали, понимаешь. Ату их!

И тут возникает вопрос. Серьёзный такой вопрос: почему все государевы люди, коим по должности положено бдить за пресечением ксенофобии, разжигания розней различного толка и прочего подобного непотребства, разом как-то ослепли и оглохли в отношении азовских высеров? Азовский публично называет тварями чиновников правительства, депутатов, над фамилиями издевается грязно - и ничего, всё словно так и надо. Видать, у него некая особая индульгенция на оскорбления, унижения и разжигания. Очередной «такой свидетель» науськал на конкретное «направление»? Тогда всё встаёт на свои места и всё становится понятным: и откуда появляются в публикациях Азовского неочевидные подробности, и упорство, с которым он преследует и травит конкретных людей. Ничего личного – только «джинсовый бизнес» или «сотрудничество».

Да и что может быть более личного, чем собственный шкурный интерес, если Илюшик даже мать родную не пощадил, делясь такими подробностями своего горького детства, что все крокодилы мира утонули бы в собственных слезах, доведись им ознакомиться с текстом судебно-психиатрической экспертизы, проводившейся в отношении подследственного Азовского. Мама, по жалобам престарелого сынульки, виновата – не уделяла мальчику столько внимания, сколько ему хотелось. Кстати, экспертизой Азовский признан вменяемым. И наркозависимым.

И рассуждает о торжестве справедливости. И возмущается, если кому-то суд назначает наказание меньшее, чем Азовскому хотелось бы. Это ж только в отношении славного парня Илюхи канает 10 месяцев вместо 10-и лет. И то – несправедливо. Ибо лишь Илюшенька вправе косорезить и мерзавствовать во все тяжкие, а остальные обязаны делать Илюше хорошо. Ему должно всё прощаться и квалифицироваться, как милые шалости весёлого пацана. А остальным – ходить по струнке и внимать поучениям, кои вещает его извращенство.

И снова процитируем из интервью Азовского Леониду Чертоку:

- Очень хочется продать все и уехать жить в Шри-Ланку, где мы как-то отмечали Новый год. <…> Пока же я заново привыкаю к Архангельску. Смотрю на него свежим взглядом и вижу ненужный пафос. Кругом торчат торговые центры, на них баннеры – «Мы открылись». Это совсем не та реклама, что в Гонконге, обычный показушный провинциализм.

Ну да, не та реклама, ясен хрен. И теперь Архангельск загажен илюхиной рекламой – старый лысый хрен с голым торсом. Реклама Азовского. Интересно, почём Илюша себя и своё «эхо» предлагает?

Впрочем, и на том спасибо, что что вместо стареющей тушки  голую жопу на билборды не вывесил. 

Товарищ Лопатин, старший лаборант

P.S. Ряд подробностей из судебного дела Азовского мы опустили, а о другом ряде даже не упомянули не столько по этическим соображениям, сколько по причине особой их мерзотности. Показания основных свидетелей обвинения содержат такую гадость, что даже для "жидкого" подраздела Органики это уж чересчур вонюче. Если для особо небрезгливых журналистов сии подробности всё же невероятно привлекательны, то каждый действующий сотрудник СМИ вправе обратиться в архив Октябрьского районного суда с просьбой об ознакомлении и даже фотокопировании материалов судебного дела. И, что называется, наслаждайтесь. Рвотный рефлекс гарантирован.

Фото со страницы Азовского в Фейсбуке. Такими голопузыми шедеврами вся стена залеплена.