Печать

...А ВЫШЕЛ К ХЕРСОНУ

Когда я была серьёзной и ответственной пионэркой, то не только лишь командиркой пионэрского отряда имени космонавта Поповича состояла, но и главным отрядным запевалой была назначена за командирский голос, а также нежелание других пионэров драть глотку на дружинных смотрах строя и песТни.

Однажды нам такой смотр предстоял - к 23 февраля приуроченный. Надо было что-то театрализованно строем спеть за Красную Армию. На совете дружины каждому отрядному командиру вручили уже пожереблённую (недемократически, я подозреваю) песТню. Нам досталась сага за матроса-партизана Железняка, шо ноне "лежит под курганом, поросшим бурьяном", где-то в районе Херсона. Учитель пения, Николай Васильевич незабвенный наш, пометил в своём блокнотике, ободряюще подмигнул и пообещал подыграть нам в более бодром, практически маршевом темпе. Я попыталась поторговацца за маршок - мол, не проще ли нам прогорланить чистый марш "Красная Армия всех сильней", но (коррумпированный конечно же!) совет дружины достойный марш отдал флагману, блин, нашей пионэрии - "А" классу. А мне предстояло срочно измыслить замысел нашего марширования и (самое труднопакостное) - довести замысел до кажного пионэра нашего отряда имени космонавта Поповича. А пионэры у нас разные были, среди них немало наличествовало истинно головоногих спортсменов. Надо было что-то срочно предпринимать.

Стопы понесли меня в школьную библиотеку - всезнающего Гугла ведь в теи поры не существовало в природе. Была идея нарисовать славный путь матроса-партизана на ватманском листе - и на манер плаката всучить его двум нашим самым убеждённым спортсменам, которым стадо соперников по ушам протопталось круче, чем иной медвед. Пусть несут плакат молча, строевым шагом. Ответственно, почётно - и пасть на замке, что существенно и, как ни крути, не обидно выходило.

Начало славного партизанского пути на Одессу в нашей библиотеке не отыскивалось - под угрозой срыва и чорного позора оказывалось наше выступление... Запретить спортсменам петь - моих кулаков на них двоих точно не хватило бы. Пришлось переться в городскую библиотеку...

В школу пришла с опухшими глазами - нарыдалась над горькой судьбиной москвича Толика Железнякова.

tolik

Всего-то, оказалось, 24 года было пацану, когда он тово... "в степи под Херсоном" смертельную рану получил... а ещё поразило в самую глыбь моей пионэрской души то, как легко засрать мозги людям, особенно в нежном возрасте...

Аффтырь "стихов" Михаил Голодный такой херни нагородил - мама не горюй. В каждой буквально строчке лютая херня. "Матрос Железняк" - да. И матрос (балтийский, исторический, при разгоне Учредительного собрания произнесший чеканное КАРАУЛ УСТАЛ), и Железняк - один из партейных псевдонимов. Но никакой не партизан, а целый командир бронепоезда имени Худякова. К тому же, никаких махновцев (из текста - "налево - застава, махновцы - направо") даже и близко не наблюдалось - бронепоезд давил рельсы на деникинском фронте меж Запорожьем (в теи времена Александровск) и Екатеринославом (потом Днепропетровск, ныне - Днепр). Такшо нихрена там, в боях с беляками Шкуро, не мелькали ни Херсон, ни Одесса.

В засаду - таки да, попался. Но не в степях с мифическим партизанским отрядом, а с личным составом бронепоезда имени Худякова. Около станции Верховцево (недалече от Днепропетровска), а скончался от ранения в грудь на станции Пятихатки (до сих пор стоит та станция). И не закопан под бурьяном под Херсоном, а с воинскими почестями упокоен на Ваганьковском в Москве.

tumba

Каково, а? Совецкий пионэр такой галимый трендёж в массы нести никак не имел права. А поди поспорь с устаканенной десятилетиями пропагандою и решением совета дружины... Шо делать?!

Срочно ловить командира отряда имени погибшего космонавта Добровольского (лузеры из класса "Ж", коим досталось стенать про отряд товарища Щорса) - и меняцца. Правда, темп у них был вовсе не маршевый (но можно ж упросить НиколайВасилича играть чуток быстрее), да и след кровавый, который "стелется по сырой траве", тоже изрядно смущал - отряд-то шёл ПО БЕРЕГУ, откель взялась сырая трава там? И как товарищ командир с такой кровопотерей в бой хлопцев мог вести? И почему ему тока голову обвязали, а кровь на рукаве проэфирили безответственно?

Однако, это были всё же не столь существенные детали, как "шёл на Одессу, а вышел к Херсону", махновцы и заброшенный курган вместо ухоженной могилы на Ваганьковском. И был охренеть существенный плюс: запевале не приходилось чрезмерно драть глотку - только на первую строчку куплета и на вокализ к повтору - "э-э-эй, по сырой траве.... э-э-эй, красный командир". А самое плюсовое: один головоногий с обвязанной головой и испачканным рукавом молчит по роли (не до горлодёрства, когда след кровавый стелется), а другой над красным командиром Красное Знамя гордо реет - тоже ответственно, а главное - рот у знаменосца на надёжном замке.

Короче, песнями мы махнулись. Не глядя и к обоюдной радости (за что впоследствии оба были проработаны на ближайшем совете дружины, но благополучно отбрехались от взысканий придуманным мною железным отмазом: мол, "если наш космонавт Береговой погибший, то и медленная песня не годицца - чай, не похоронный марш играем, а героизьму возвеличиваем"). Прокатило, в общем.

А я загорелась изысканиями в биографии красного командира Щорса...

nikola

Тоже оказалось много мутного. И в песне, и в биографии. Короче, "голова обвязана" была уже у мёртвого Щорса, ибо опосля проникающего пулевого в голову сложно было в бой хлопцев вести. А после эксгумации (в 49-м году, через 30 лет после гибели) выяснилось, что Николай Щорс был убит с близкого расстояния выстрелом в затылок, прямо на передовой, точнее, на ПН полка. Внутренние враги пристрелили, не внешние... и было ему тоже 24 года, как и матросу Железняку...

Короче, важность пропаганды я оценила ещё в пионэрском возрасте, специальность выбирала с учётом пионэрских своих яростных изысканий, судьбу Щорса по открытым не для всех источникам устанавливала в рамках избранной специальности, в Куйбышев (ноне опять в Самару) к Щорсу не ездила. Но бывая в Москве, посещаю Ваганьковское. Когда-нибудь непременно перепишу песни о красных командирах - по правде, по совести. Может быть, вернуцца в нашу жизнь пионэры - так пусть поют правильные саги!

Ветврач Коноваленко