Печать

АКТ ОБ АКТЕ

Перед нами – фотокопии документов судебного дела по иску Григорьева Игоря Сергеевича к АГПС и ГЗ Архангельской области. Документов, как водится, целый том, но нас в данный конкретный момент интересуют листы дела №№ 157-158. А именно: акт «О проведении служебного расследования» от 26 ноября 2021 г. за № 4, составленный комиссией ГКУ ОА «Региональная диспетчерская служба».

Собственно, проведение служебного расследования по факту внесения недостоверных сведений в проект акта о состоянии РАСЦО инициировал сам Григорьев, ещё пребывая в должности начальника региональной диспетчерской службы (с которой, по нашему разумению, его по-быстрому пнули 12 ноября, чтоб лишнего шуму не поднимал и грязь из избы не выносил; подробности можно освежить в памяти ВОТ ЗДЕСЬ). А через две недели после его увольнения родился сей акт № 4. А чем именно он нас-то заинтересовал? А вы сами посмотрите:

pril10

Pril10-1


Не мало документов для исследования, как считаете? Дело-то серьёзное – фальсификация данных в серьёзном документе. А «исследуются» распоряжение о проведении проверки, результатом которой и должен был явиться тот самый акт, который, украсившись соответствующими подписями, должен быть отправлен в Москву. Что там «исследовать»? Что не без должного указания лепился этот неоднозначный документ? Так ясно же, что любой чиновник без указивки сверху задницу со стула не приподнимет. Тогда зачем «исследовать» бесполезную для сути служебного расследования бумажку? Для придания весу выводам комиссии? Да ну, какой там вес! Но – исследовали. Под лупой, наверно, рассматривали каждую букву.

Далее – собственно проект акта, в котором усмотрел Григорьев «внесение недостоверных сведений». Ну, и где – проверка достоверности, с целью которой и инициировалось служебное расследование? Где все эти проекты, экспликации, техническая документация, сведения о специалистах, производящих отладку и ремонт оборудования (дипломы, свидетельства о повышении квалификации и пр.)? Их действительно не передавали «Региональной диспетчерской службе», как о том бил в набат Игорь Григорьев? Тогда непонятненько, где же свидетельства, что эти необходимые технические бумаги отсутствуют. Или же Григорьев врёт, и они наличествуют – но тогда необходимо отразить этот факт в материалах расследования, с приложением всех копий. А ничего этого – нетути!

А из «письменного объяснения Черных С.В. следует» лишь одно: сляпали бумажку по присланному образцу, что-то «подтянули», что-то подчистили, о чём-то умолчали, но цели поставленной достигли: чтобы техническое состояние системы оповещения населения области могло быть оценено «удовлетворительно». То есть все силы бросить на получение удовлетворительной оценки, а как там на деле – да хоть трава не расти!

Акт – это ж не окончательный документ, это лишь «проект», подлежащий дополнениям и исправлениям. И подписей на проекте ничьих нет – стало быть, нет никаких нарушений, что и удостоверяет комиссия по проведению служебного расследования своими честными именами и личными подписями.

pril10-2

И – сделано дело! Типа, «указанная информация в Проекте Акта носила информационный характер», подписи не стоят – стало быть, не о чем и говорить, нечего расследовать и нечего волну гнать.

Может и правда – не о чем? А мне почему-то вот о чём думается: в проекте акта были перечислены фамилии-должности, среди которых числился и И.С. Григорьев. А он наотрез отказался поставить свою подпись. Мотивировал (в том числе и докладной запиской), что сведения частью недостоверные, частью – ничем не подтверждённые. Как, к примеру, оценивать работоспособность системы оповещения, если в глаза не видел ни схем, ни проекта системы? А если в глаза не видел технической документации, то как можно определить, соответствует ли система всем требуемым техническим параметрам?

Ну, и ещё куча вопросов, самые главные из которых: кто конкретно повинен в том, что отсутствует основная техническая документация и существует ли она в данный конкретный момент времени? Может, валяется где-то, может, морально устарела, может, надо всё по новой начинать? Вот на эти вопросы и должна была ответить комиссия по расследованию. И она ответила: «в ходе служебного расследования нарушений не выявлено». Информационный характер проекта акта не позволяет установить объективность и достоверность и вообще – это не готовый документ, а просто проект (который отказался подписать Игорь Григорьев). Но информационный характер неготового документа таки позволяет получить оценку «удовлетворительно», что и требовалось доказать.

Объективность и достоверность информации не установлена, а «гумагу» надо слать в Москву, срочно – время уж очень поджимает. Не до установления достоверности уже – надо «доготовить» документ. Делается это не просто, а очень просто: убираем из проекта фамилию Григорьев И.С., помещаем на освободившееся место фамилию Кряквина Р.Я., собираем подписи и отправляем в столицу, дружно зажав кулачки за вожделенную оценку «удовлетворительно».

Ветврач Коноваленко

 

P.S. Как нам стало известно, Игорь Григорьев тоже бумагу направил – в Москву, в МЧС, и.о. министра Чуприяну (копия – архангельскому губернатору Цыбульскому). Чтоб уж окончательно отмежеваться от информации сомнительной объективности и достоверности.